Блог » 2018 » Январь » 31 » Журналист. Селезнёв Николай
16:52
Журналист. Селезнёв Николай

Журналист. Селезнев НиколайВсе Селезневы были словесниками, но журналистом стал лишь один, Николай Селезнев. Можно сказать, он повторил судьбу многих пишущих молодых людей 20-х – 30-х годов прошлого века. С детства писал стихи, с юности сотрудничал с ГПУ, много лет отдал Нижне-Туринской газете «Вперед, к коммунизму!».
 

Писал злободневные заметки, фельетоны, журналистские расследования.

Например, в «Чудесных игрушках» замечательно всё: здесь и ирония как знак сочувствия персонажу, и привидевшиеся в пьяном сне игрушки, и лошадка, пнувшая продавца в бок в момент пробуждения.

Чудесные игрушки

Как известно, в наше время чудес не бывает: наука находит нужный и вполне обоснованный ответ на любое явление как в жизни, так и в природе.

И все таки надо же было свершиться чуду, и не где-нибудь, а в игрушечном отделении универмага Н-Туринского Межрайторга.

Дело началось просто. Заведующая этим отделением И. Клавдия Степановна 25 июля пришла на работу не в полном здравии, а, как говорится, с похмелья.

Ну, как обычно бывает в таких случаях, у Клавдии Степановны немного кружилась голова, побаливало в висках, слегка урчало в животе и сосало под ложечкой. Чтобы привести себя в «норму», Клавдия Степановна предусмотрительно захватила с собой бидончик… с пивом. Пригубила и раз, и второй, и третий. Заметно полегчало. А пиво то в бидончике почти не убыло! Кончилось это злополучное похмелье тем, что Клавдия Степановна окончательно опьянела.

А покупатели, между тем, подходили и подходили.

Одному нужна новенькая пластинка, другому – радиоприемник, третьему – детская игрушка.

И сколько ни бодрилась Клавдия Степановна, а хмель свое взял: даме сделалось дурно.

– Когда я зашел в магазин, – говорит покупатель Носов М.А. – у прилавка стояло порядочно покупателей, а из-за ширмы слышались какие-то подозрительные квакающие звуки.

– Да где же ваш продавец? – с негодованием спросил один из покупателей.

– Она больная, – скромно ответила сотрудница и стыдливо опустила глаза.

Один молодой человек ждал «больную» больше часа, да так и ушел ни с чем.

Наконец, кто-то из сотрудников догадался против игрушечного отделения натянуть шнур: это означало, что отдел не работает.

Конечно, многие покупатели знали истинную причину «болезни» Клавдии Степановны в этот день и, расходясь, справедливо выказывали свое недовольство.

Магазин закрыт. А продавцы не знали, как им поступить: Клавдия Степановна уснула.

– Будить или не будить? – думали они. Вот тут и свершилось чудо.

Заговорили враз все игрушки.

– Я не хочу ни дня быть у ней в отделе, – первая заявила премило наряженная кукла. – Ведь в нашем роду никто не брал хмельного в рот.

– Что вы смотрите на нее? Гоните в шею, и дело с концом, – пробасил плюшевый мишка и сверкнул бусинами глаз.

– Да, положение серьезное, – поддержал товарищей по полке серый зайка. – Ведь с таим продавцом нам век не бывать у покупателя.

Даже скромная лошадка, и та нацелилась копытом прямо в бок едва очнувшейся Клавдии Степановне.

Короче говоря, игрушки в один голос заявили:

– И. Клавдию Семеновну убрать из магазина!

25 июля 1966 г.

 

Эх, дороги…

Пройдите по улице Серова от училища им. В. Володарского до Пионерской. Непроходимая грязь!

Пройдите по улице Заводской. В первом и в третьем квартале – болото.

Пройдите по улице Чапаева до Пионерской – бугор да яма.

От г. Н.-Туры до ст. Выя ни машины, ни лошади не пройдут.

Нет мостика через речку Каменка. А, между тем, он так нужен: мост соединяет город с лесосеками и сенокосами, и что еще важнее – с городским кладбищем.

И объясняется такое бездорожье очень просто. Из 164 тысяч рублей, отпущенных на капитальное строительство и текущий ремонт дорог израсходовано – 0.

Круглый ноль, пустота, вечность без разрешения в конце записки – неожиданный журналистский ход. Больше нигде мне не встречался.

*   *   *

Николай Васильевич писал много стихов, в разные годы. Сохранилась его «школьная» тетрадка с дарственной надписью: «Сестре, Селезневой Софье Васильевне, а также её дочери Лиечке на добрую память. Кстово, Курганской обл., 6 сентября 1964 год.». Стихи – «Полям», «Пионеры в колхозе» (о пионерском лагере «Ельничий» 30-х. гг.), «Зимой» («Скоро скажем этой школе: – Не забудь! Ну, а сами – в чисто поле, в добрый путь»), «Первый трактор»…
 

…Ребята с утра убежали,

Завидного гостя встречать,

И вот уже что-то кричали

С горы, да никак не понять.

 

Вдруг ветер доносит им шалый:

– Э-эвона, эвона прёт! –

Бегут по деревне и малый,

И старый спешит от ворот…

 

…И дядя Парфён, и Тимоха,

И Влас, и Егор, и Исай:

– Попробовать, что ли, Алёха?

Давай-ка на поле езжай.

 

Алеха, без лишнего спора,

Педаль пусковую давнул,

И клекотом зычным мотора

По слуху селян полоснул…

Написано с натуры в 1926 году в селе Мелкозёрово. И тракториста звали Алексей Бутаков. Было в печати в 1932 году.

 

Брату

 

Перед тобой не притворяюсь и не лгу.

Мой стих правдив, хоть и не очень тонок.

Иди, мой друг, в шумящую тайгу

Тревожить ум кудлатых головёнок.

 

Конечно, Павел, наши имена

В историю запишутся едва ли,

Но разве это помешает нам

Крепить страну, что крепче стали.

 

Иди, дружище, и шагай смелей,
Твоя дорога – лучшая на свете,
Пусть и в тайге нарядней и светлей
Воспрянет жизнь из ветоши столетий!

 

Стихи посвящены брату Павлу, едущему в далекое, таежное село Иванычи, на р. Сосьву.

Категория: Старые письма | Просмотров: 107 | Добавил: lyubomudroff | Теги: Селезневы, Выя
Всего комментариев: 0